Не задавайте мне, пожалуйста, вопросов о том, кто автор. Автор – я. И вся эта бездарщина безраздельно принадлежит мне.
Потому что, если меня об этом спрашивают, мне кажется, что надо мной издеваются.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:38 

Анна Ривелотэ заражает(

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
В моей записной книжке (конечно маленькой и черной), ни на первой странице, ни на последней
нет стихов о глупых мальчишках. Я старею.
Я снова в ответе за всех, кого приручили другие. Забыли. Оставили.
Какие уж тут сказочки?
Не с первого раза заживает сердце, разбитое вдребезги.
Только ты один. Волосы меди и меда.
Моим напоминанием сути, моим благополучием, моими желаниями.
Всем этим - ТЫ.
Ничего личного. Во главе угла. И ничего. Я привыкла, что кто-то вынимает мне душу.
Она такая послушная. Ручная. Привычная. Ничего необычного.
Во мне.
В тебе все навыворот.
Навылет. Прострелит. Март до апреля и январь до мая. Я сгораю.
В мыслях о тебе. Запинаюсь. Зарекаюсь. Отнекиваюсь.
Головой в облаках, на свой риск и страх. Штопаю чужие души.
Брошенных. Ненужных. Я сама такая. Просто Ты не знаешь.
Просто ты не видишь. Я не в обиде.
"Мы" никогда не станем. "Мы" никогда не будет. Я не приручаюсь.
Просто твое существование - наличие - дыхание дает мне силы на все прочее.
На заморочки.
Мне нравится делить этот мир с тобой. Глупым мальчишкой. Взрослым мужчиной.
Ты - как причина. Жить дальше. Быть лучше.
Все получится?
Без стихов.

02:08 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Безликие люди, безликие стены,
Мы слишком боимся, мы ждем перемены
Властей и страстей, мы боимся упреков,
Мы знаем пароли, скрываем пороки.
Стучимся по Морзе в закрытые двери,
Мы веруем в Бога, но братьям не верим.
Мы носим рубашки на голые спины,
Мы все одиночки, идейно едины
За ценности, хлеб и ТВ для народа.
А кто против нас, те зверье и уроды.
Мы рвем и метаем в пути к созиданию,
И верим, что свет познается в страданье.
Страдаем, платя свой кредит в ипотеке,
И думаем: "Что-то не так в этом веке".
Мы в бездну без страха смотрели часами,
И бездна осталась. Она рядом с нами.
Она прямо в нас. Бежать бесполезно.
Все люди друг другу лишь черные бездны.

01:20 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Нам, конечно, не сорок и это не кризис.
Просто, ты знаешь, мы слишком разные люди.
Годы назад чувства были важнее, чем жизни.
Снова с начала? Да ты, наверное, шутишь.

Но не шути. Вдруг поверю и надломлюсь,
Где-то по тонкой кромке, наросшей на сердце.
Я не вернусь, понимаешь, уже не вернусь
В тот общий мир, где счастье подобное смерти,

Будет меня целовать и лелеять в руках.
Я не такая. Ты не такая. Не будем
Верить в возможность. Это все опыт, не страх,
Что говорит мне забыть. Обсудим?

То что могло, не могло... не сложилось? Опять.
Ты не простила меня, как тогда обещала?
Ты не простила себя. Но зачем вспоминать?
Разве ненужность друг в друге - этого мало?

Я не хочу возвращаться к тебе -той - другой,
Женщине, что не свернула с дороги
Ради меня. Ради нас. Ты могла быть со мной.
Но испугалась. И вот мы вдвоем одиноки.

Мы ненужны друг другу, поверь и прости.
Прошлые чувства хуже вчерашнего шанса.
Гложет и греет, что-то такое внутри,
Что не дает зализать душевные ранки.

01:15 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Когда я буду старше и добрее,
Куплю себе огромный светлый дом.
Пусть будут в нем всегда открыты двери
Для тех, кто мне знаком и не знаком.

Я припасу для всех гостей немного чая,
Печенье, сахар, мед и молоко.
Десяток кружек. Старый добрый чайник.
И для ночей без сна - столовое вино.

Я буду заполнять пространство - светом
И культивировать удобство и уют.
Пусть будет всем тепло зимой и летом,
Пусть каждый будет знать - его тут ждут.

И пусть другим милее строить стены,
И запирать себя на семь замков.
Я постараюсь быть сильнее и мудрее,
Я буду рада всем, кто ищет кров.

17:36 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
У меня есть предложение: вы придумайте мне тему, а я попытаюсь её обыграть в стихах. Ключевая фраза, сюжет, история, подражание - что угодно. Только вписывать в стихи секс я не очень умею :D
Займите меня, отвлечете от ненужных мыслей и тараканов.

03:59 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Ночью - время сойти с ума,
Время вспомнить и снова забыть.
Я начинаю с пустого листа,
Мне надо вспомнить, что значит жить.
Склеить мечты и слова по кускам,
Соединить разводные мосты.
Это все нужно не мне, но вам.
Жизнь против смерти кладут на весы,
Медью монет меря стоимость душ...
Вы уж простите, я вас не предам.
Верьте хотите в любую чушь,
Только не надо дешевых драм.
Только не надо... простой сюжет:
Зло и добро. Неизбежный финал.
Новая партия в сотню лет.
Власть в королевстве кривых зеркал.
Вы не боитесь издержек - потерь,
Каждый по-своему тянется к смерти,
Чтобы начать. И беснуется зверь,
слыша в груди моей лисье сердце.

23:07 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Милый, слышишь, это – колокольный звон,
Кружит стая воронов за моим окном.
А вот рту так солоно: клятвы на крови.
Не согреешь, полноте, нет такой любви.
Из веревок нитями прорастает хмель*,
За улыбкой прячется злой голодный зверь.
Отступай внимательно по своим следам,
Милая наплачется – попадешь в капкан.
Людям в ночь мерещится серый волколак*.
Хочешь душу грешную? Забирай за так.
Только дай покоя проклятой земле,
Быть с тобой не горе, горе быть как все.
Руки вяжут лентами с прошлых похорон*…
Буду я прошенная, будешь ты прощен.
Я с судьбой обвенчана на излом зимы
Диких черных воронов мне кормить с руки*…

Я тут подумала, что, наверное, не знаю, но не все в курсе значений некоторых слов и не только слов, которые я использую. Я сомневаюсь, имеет ли это смысл, но я очень люблю славянские языческие мифы и предания и, время от времени, разрешаю себе написать что-то такое… Не станете же вы спрашивать Гугл.
Вот решила, а вдруг, кому-то понравятся пояснения… если это вообще кто-то прочтет(

примечания: * веревки делают из хмеля
*волколак – это оборотень в славянской мифологии, причем оборотень – маг
*образ лент, снятых с рук покойника, по преданиям может излечить от заболеваний
*излом зимы – когда дни начинают снова становиться длиннее
*кормление воронов с руки – фактически двойственно: иметь близкие отношения с волшбой или к скорой смерти

01:06 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Не поцелуи - улыбки,
Ты ничего не решаешь.
Сладостно, больно и зыбко
Мимо пройти, не касаясь.
Это похоже на танец -
Наша взаимная тяга:
Каждое па в неизвестность,
Каждая просьба: "Не надо!"
Только надежда "Однажды"
Сводит нас ближе и ближе.
Грешник. Я буду наказан,
Если захочется выжить.
Не говори, я услышу,
И не проси - я раскаюсь,
С каждым днем ниже и ниже
С собственный ад опускаюсь.
Что без тебя будет раем?
Грешники? Пусть расстреляют!
Им не понять, как возможно,
Так сильно любить… не касаясь.

03:29 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Мы спорим о позах, вживаемся в роли,
Меняем квартиры, партнеров, пароли.
Мы так недоступны, мы так эклектичны,
Мы вроде богема. Дурные привычки
Возводим в разряд отличительных черт.
В своих телефонах – лишь списки из жертв
Храним и листаем, когда одиноки,
Мы слишком наивны, по-детски жестоки.
Мы так сексуальны в безумное время,
Когда за разумность и веру не ценят,
Когда по ТВ нам прощают пороки –
Мы как бы бессмертны, мы новые боги.
И мир продолжает спешить и кружиться,
И мы бесконечно боимся разбиться.
И все что «не так» называем судьбой.
Мы в вечной войне… только сами с собой.

02:37 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Это чувство внутри, как тепло, как вино,
Оно греет и кружит, нелепые мысли
Мне приходят на ум. На дворе так темно:
Время вспомнить свои завершенные жизни,
Чтобы встать и начать все с пустого листа.
Я немного пьяна, я немного безумна,
Я слегка беспардонная и, да… влюблена.
И теряю способность логически думать.
Я ныряю под плед, я подсела на чай,
Мне сидеть до утра у тепла батареи.
Я твержу безнадежно себе: «Забывай!»,
Только чувство внутри лихорадочно греет.
От себя не сбежишь никуда никогда.
Так случилось, ты знаешь, тебя не осудит
Никогда и никто, только ты и себя,
Потому что ты любишь тех, кто не любит.

22:42 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Господа и дамы, вас как-то все больше и больше, а я вас совсем не знаю.
Может, расскажите, что вас сюда привело?
Или расскажите, так как мы не знакомы, какой вы представляете меня. Мне будет любопытно.
Это не вместо стихов, просто настроение хорошее.
:coquet:

02:10 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Крылья мешают - не влезешь в метро.
Но, говорят, там сейчас неспокойно.
С веком, мой милый, нам повезло,
Здесь даже демонам плохо и больно.
Шансы равны, ну, почти по нулям.
Мы не враги, просто так – аллергия
На эту жизнь. А, давай, по сто грамм?
В тонкой петле на порог асфиксии…
Милый, прости, я забыла опять,
Мы же бессмертны, у нас не выходит
Сдохнуть легко. Забываю дышать.
Мы, то есть нежить, особенно в моде.
Вон, паренек, он неплох на лицо,
Он на ТВ, он уставший и падший.
Им не сказали – мы ездим в метро,
Мы не играем в охоту и схватку.
Мы не играем в войну и чуму.
Мы позабыли, но, милый, послушай.
Помнишь, мы обещали Ему
Греть и беречь замерзшие души.
Крылья мешают, но к черту метро,
(Черти давно за рулем Мерседесов).
С веком и миром, нам повезло,
Что ж... Париж всегда стоил мессы.

01:48 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Вампир взойдет на царский трон,
Целуя в мертвые запястья,
От боли, жажды или страсти,
Признай, он будет королем.
Он променял свою свободу
На этот проклятый престол,
Он раздосадован и зол,
Он все свершил тебе в угоду…
Ты вел его, ты научил
Смотреть вперед без капли страха,
И этот рай на грани краха
Ему (и только) поручил.
И он, вдыхая запах власти,
Тебя простил за все вперед,
И он хотел наоборот,
И целовал твои запястья…
И ты почувствовал бессилье
Перед грядущим и не-прошлым.
И сам себе казался пошлым
Над троном тем, раскинув крылья.

02:47 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Неспособность любить называют душевным дефектом,
Неспособность гореть никогда не сгорая дотла…
Разнесет пепел феникса по свету северный ветер,
Что не слышал ни разу наши с тобой имена.
Мы могли быть легендой, мы сами почти что герои,
Но мы слились и скрылись в безликой серой толпе.
В наше время, скажу по секрету, герои – изгои,
Что бродяги: под утро их часто находят в петле.
Этот мир отравительно вежлив со всеми «другими»,
Распознав в блеске глаз сумасшествие древних стихий
Он их травит и гонит, чтобы бежать вместе с ними
Стаей гончих, стирая все прошлое в пыль.
Мы безлико родны, мы больные душевным недугом,
На камнях над могилой наши набьют имена.
Будь мне другом, прошу тебя, только лишь другом.
Ведь не все, что случается в мире, наша вина…
Пусть смеются боги: забава достойна расплаты,
Кости брошены, мыло, веревка, душа…
Все объято огнем, и красной птицей крылатой
Феникс вновь возродившись рыдает и ждет палача.

00:02 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Ухожу я туда, откуда не помнят дороги,
Где нет карт, и никто не подскажет пути.
Звездный путь, где пасется олень златорогий,
От ударов копыт его пыль ледяная летит
Мне под ноги. Льет воду кувшин Водолея,
И Большая медведица с малой, сияя, зовут.
Только местное солнце жжет, но ни капли не греет,
И мной заново будет проложен маршрут
К недоступным мирам, о которых известно так мало.
Я рисую по памяти сетку ночных координат
Для моих кораблей и для тех, кого с нами не стало,
На край света по ним они поплывут – полетят.
Чтобы влиться в звездный поток на небесном просторе,
И в бессмертье свои проложить метеоры – пути.
Пусть на карте созвездий появится новое море…
Там останусь и я, чтобы помнить, ждать и любить.

02:16 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Мальчику снилась крылатая фея
В старом оборванном платье из тюля.
Фея смеялась и, думать не смея,
Кто-то когда-то захочет такую.
Мальчик играл странной фее на скрипке,
Словно обычной девчонке дворовой.
Вкус её мягкой и светлой улыбки
Будет он помнить снова и снова.
Фея любила рассказывать сказки,
Будто не сказки, а прошлые жизни.
Добрые, злые… милы и ужасны
Были они. Рыдала чуть слышно
Глупая-глупая бедная фея,
Что полюбила земного мальчишку,
Только во сне его руки не грели.
Мир же людей для феи излишне
Холод и пуст. Только пыль и тоска.
Мальчик взрослел. Фея чаще болела.
Ей бы пришлось и она… да ушла.
В новые сказки. Обычное дело.
Мальчик играл свои песни другим,
Жалобно пела и плакала скрипка,
Сердце его стало слишком пустым,
Сердце, что раз уж заштопали ниткой.
Люди рыдали у ног скрипача,
Музыка полнилась страстью и лаской,
Только не смертной пленилась душа,
Он стал и сам, как герой новой сказки…
Ходит по миру чудак со смычком,
С даром любить и будить в людях чувства.
В странную фею навеки влюблен.
Сказки, бывает, кончаются грустно.

01:26 

то, что никому не нравится, я уже знаю.

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Буду я твоею, только не собой.
Буду ль королевой, буду ли женой?
Суховей над полем гонит сор в огонь,
Но стреножен гривою мой усталый конь.
Старая осина просит: «Ты погрей» -
Солнышко далекое. До пьяна не пей.
Коль была бы милою, так пошла бы в лес,
Не нужна любимому. Мой любимый - бес.
Мой любимый проклятый сотни зим назад.
Из тумана соткан мой свадебный наряд.
Ветер держит под руки, в чащу заведет,
Мохом ляжет под ноги – мой лесной народ.
Буду хороводить ль? Мне ли быть нагой?
Проклятому чудищу верною женой?
Пусть горят до утренней ветоши костры,
Мне ли быть повенчанной на излом весны?
Взгляд горящий пламенный. Бес? Да черт с тобой!
Ждет меня обещанный. Милый. Только мой.

01:40 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Когда мы любим, мы не склонны думать.
Когда хотим, не склонны уступать.
Мы ставим цели, называем суммы,
Увидев страшное, потом способны спать.
На справедливость нету сил, читай – желанья,
И наши взгляды равнодушия полны.
Для всех открыты двери в наши спальни,
Но просто так не подойдешь к дверям души.
Мы гордо говорим, что каждый личность,
Личиной прикрываясь каждый день.
Мы все друг другу в этом идентичны.
Мы – индивиды, калька, только тень…
Мы тень самих себя, мы силуэты,
Наброски на столе – пера штрихи.
Мы проза от безумного поэта,
Который так желал писать стихи…

21:04 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
У нас не холодно, у нас почти тепло,
Мы носим, нет, не варежки, - перчатки.
Других давно по крыши замело,
А нам лишь кожа в красных отпечатках.
Но приезжайте к нам на чай, у нас зима!
Наш старый город стал таким вальяжным,
Как рыжий кот, он ждет весны века,
Он к ней привык. В воротах стынут стражи –
Глухие одинокие столпы из прошлых зим.
Над входом в город сомкнутые своды.
Ну, где ты, где ты, пришлый господин?
С тобою запах тлена и свободы.
Но господин устал, он мертв и стар,
Ему лишь восседать на пьедестале.
А тот подземный черный адский жар
Не греет рук. Весна уже устала,
Устала чаровать и колдовать,
Дарить себя за всех и плакать снегом.
Мы ждем чудес, не смея ожидать
Чего-то большего, чем следующее лето.
А волшебство уходит из земли,
На мостовых не слышно больше цокот
И замок пуст. Здесь жили короли!
Но и они не властны перед роком.
Седые годы все стирают в пыль.
Но приезжайте к нам на чай, тут одиноко.
А эта сказка – это просто быль
О том что было. Мудро и жестоко.
Мы предки тех, кто был ровней богам,
Мы сами духи в облаченье плоти.
Мы стражи города. И то решать не нам,
Кого и как сюда ведут дороги.
Но… приезжайте…

01:35 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Нелюбовь – это значит, что кто-то тобою не дышит,
Чье-то сердце не бьется быстрей, не заходится смехом.
Нелюбовь - это значит, что сердце лишь – мышца,
Не готовая к резким прыжкам и дальним забегам.
Это слишком обычно – ты снова кому-то не нужен,
У кого-то есть тот, кто ему, несомненно, дороже.
Одиночество душ – это вирус, как грипп, но похуже…
Этот вирус заразен: рот в рот, как иголкой по чувствам, по коже…
Он особо опасен, когда время года – зима.
На щеках застываю дорожки морозного ветра.
Ты отчаянно ждешь хоть малейшей крупицы тепла.
Только нет никого… рядом с кем, можно было согреться.

Любовь, как фактор вторичной социализации...

главная