Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:37 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Это чувство внутри, как тепло, как вино,
Оно греет и кружит, нелепые мысли
Мне приходят на ум. На дворе так темно:
Время вспомнить свои завершенные жизни,
Чтобы встать и начать все с пустого листа.
Я немного пьяна, я немного безумна,
Я слегка беспардонная и, да… влюблена.
И теряю способность логически думать.
Я ныряю под плед, я подсела на чай,
Мне сидеть до утра у тепла батареи.
Я твержу безнадежно себе: «Забывай!»,
Только чувство внутри лихорадочно греет.
От себя не сбежишь никуда никогда.
Так случилось, ты знаешь, тебя не осудит
Никогда и никто, только ты и себя,
Потому что ты любишь тех, кто не любит.

02:01 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Восстанию 1863 года... оно меня завораживает, ничего не могу с этим поделать.

За нашу и вашу свободу…
В борьбе против мыслей и снов,
Прошли бесполезные годы,
Мешая друзей и врагов.
И все это просто и грустно,
Но вам никогда не понять,
Что смерть – это тоже искусство,
Искусство навеки проклясть.
И скрипнет и гибко прогнется
Под шагом древесный помост,
И больше уже не проснешься.
Оставь здесь надежды и злость.
Но это упрямое сердце,
Готово забыть и прощать
И этого им, иноверцам,
Уже никогда не понять.
Вот только б с любимой проститься…
Но ждет лишь один эшафот.
И в небе лишь белые птицы
Свободны как этот народ.

02:56 

я халтурю, нэ?

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Кружи меня, пожалуйста, кружи,
Чтобы земли едва касались ноги
И чтобы наши общие дороги
Устали загибаться в виражи.
Не выпускай из рук моей руки,
Не опускай восторженного взгляда,
Мне это все так жизненно, так надо,
И будут так шаги мои легки…
Прижми к душе, пожалуйста, прижми,
Спаси от холода и дикого безумства,
В котором зародились эти чувства,
Прости за все, что было на пути.
Люби как все, люби меня сильней,
Иначе это повторится снова:
Ты вновь, забыв, отдашь меня другому…
Но до того, пожалуйста, убей.

01:29 

невыносимо просто

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Вереница снов, вереница смыслов,
Мы легко шагнем в лучшую из жизней.
Был ли кто-то прав или виноват?
Ничего теперь не вернуть назад.
Разомкнулся круг, не смотри вослед,
Я тебя прощу – через сотню лет.
Обманусь опять, только это зря:
Жизнь не будет лучшей та… что без тебя.

23:07 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Милый, слышишь, это – колокольный звон,
Кружит стая воронов за моим окном.
А вот рту так солоно: клятвы на крови.
Не согреешь, полноте, нет такой любви.
Из веревок нитями прорастает хмель*,
За улыбкой прячется злой голодный зверь.
Отступай внимательно по своим следам,
Милая наплачется – попадешь в капкан.
Людям в ночь мерещится серый волколак*.
Хочешь душу грешную? Забирай за так.
Только дай покоя проклятой земле,
Быть с тобой не горе, горе быть как все.
Руки вяжут лентами с прошлых похорон*…
Буду я прошенная, будешь ты прощен.
Я с судьбой обвенчана на излом зимы
Диких черных воронов мне кормить с руки*…

Я тут подумала, что, наверное, не знаю, но не все в курсе значений некоторых слов и не только слов, которые я использую. Я сомневаюсь, имеет ли это смысл, но я очень люблю славянские языческие мифы и предания и, время от времени, разрешаю себе написать что-то такое… Не станете же вы спрашивать Гугл.
Вот решила, а вдруг, кому-то понравятся пояснения… если это вообще кто-то прочтет(

примечания: * веревки делают из хмеля
*волколак – это оборотень в славянской мифологии, причем оборотень – маг
*образ лент, снятых с рук покойника, по преданиям может излечить от заболеваний
*излом зимы – когда дни начинают снова становиться длиннее
*кормление воронов с руки – фактически двойственно: иметь близкие отношения с волшбой или к скорой смерти

22:42 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Господа и дамы, вас как-то все больше и больше, а я вас совсем не знаю.
Может, расскажите, что вас сюда привело?
Или расскажите, так как мы не знакомы, какой вы представляете меня. Мне будет любопытно.
Это не вместо стихов, просто настроение хорошее.
:coquet:

02:10 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Крылья мешают - не влезешь в метро.
Но, говорят, там сейчас неспокойно.
С веком, мой милый, нам повезло,
Здесь даже демонам плохо и больно.
Шансы равны, ну, почти по нулям.
Мы не враги, просто так – аллергия
На эту жизнь. А, давай, по сто грамм?
В тонкой петле на порог асфиксии…
Милый, прости, я забыла опять,
Мы же бессмертны, у нас не выходит
Сдохнуть легко. Забываю дышать.
Мы, то есть нежить, особенно в моде.
Вон, паренек, он неплох на лицо,
Он на ТВ, он уставший и падший.
Им не сказали – мы ездим в метро,
Мы не играем в охоту и схватку.
Мы не играем в войну и чуму.
Мы позабыли, но, милый, послушай.
Помнишь, мы обещали Ему
Греть и беречь замерзшие души.
Крылья мешают, но к черту метро,
(Черти давно за рулем Мерседесов).
С веком и миром, нам повезло,
Что ж... Париж всегда стоил мессы.

02:55 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Никогда не приходи ко мне одна,
Навсегда забудь сюда дорогу.
До опушки доведет Луна,
Ты придешь в себя к означенному сроку.
Выпустит тебя волшебный лес,
Поцелует стопы и колени
Серый вереск. Лучшей из невест,
Ты была бы мне, моё прощение.
Скинешь поминальный мой наряд,
Спрячешь в волосах мои укусы,
Будет Солнце – мой уставший брат -,
Одевать тебе рябиновые бусы.
Все что было, просто станет сном
Для двоих, оставь своим секретом.
И в своем сражении со злом,
Ты меня убила этим летом.
Я же не пойду тебя искать,
Это будет для меня уроком.
А другим не стоит даже знать,
Что Бессмертным тоже одиноко.

01:48 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Вампир взойдет на царский трон,
Целуя в мертвые запястья,
От боли, жажды или страсти,
Признай, он будет королем.
Он променял свою свободу
На этот проклятый престол,
Он раздосадован и зол,
Он все свершил тебе в угоду…
Ты вел его, ты научил
Смотреть вперед без капли страха,
И этот рай на грани краха
Ему (и только) поручил.
И он, вдыхая запах власти,
Тебя простил за все вперед,
И он хотел наоборот,
И целовал твои запястья…
И ты почувствовал бессилье
Перед грядущим и не-прошлым.
И сам себе казался пошлым
Над троном тем, раскинув крылья.

01:23 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Волосы заплету ветром,
Прошлое будет пеплом,
Быль порастет травою,
Быть ли тебе женою?
Путь кораблей – море,
Участь вдовы – горе,
Ворон у скал кружит,
Разлука колючей стужей,
Нежно легла на плечи.
В уши – чужие речи,
В губы – доброе слово,
Лишь бы не слышать зова
И устоять на суше,
Чтобы не стало хуже.
Соль не спасет от жажды…
Ты вернешься. Однажды…

20:45 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Я будто цыпленок неловкий, нелепый
Бью крошечным клювом яичную клетку.
Я будто крючком рыболовным продета,
И тащит на берег силковая сетка.
Толкаюсь руками в усталые плечи,
Хочу докричаться сквозь липкую вату
Из мыслей и тайн. Шагни мне навстречу,
Иначе бы будем одни виноваты
Что вместо войны реет белым флагшток,
Мы будем вдвоем генерал-дезертиры.
Такие уроки обычно не впрок,
Грозят матерительным разделом квартиры…
Но что нам до тонкостей судеб и снов?
Прошу, присмотрись, я пытаюсь поверить,
Что мы не случайны, что мы целиком,
Но тут мне не хватит одной только веры.
Дай мне надломить белизну скорлупы,
Сорваться с крючка. Все не будет как прежде.
Мы можем так много, когда влюблены,
Так дай же мне только немного надежды.

00:09 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Золотом - волосы,
Магия голоса.
Старые сказки -
нежная ласка.
Голодом, холодом…
Мы были молоды.
Мы не крестимся,
Рок – бесчестие.
По-волчьи воем,
Для всех мы – изгои.
Кольца с руки –
Для прочих – враги.
Кто видит – обходит.
Кривые дороги.
За нами охота,
При нашей породе.
Недолгие жизни,
Раскаянье – тризне.
С рождения драки,
Преследуют страхи.
Для многих добыча.
Скрываем улики.
Из прошлого сотканные,
Мы - Проклятые.

00:49 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Кто знает законы богов, тот не судит людей,
Тот знает, что боги, как мы, по природе безумны.
Тут либо дерешься, либо теряешь друзей.
Друзья тут стоят, увы, баснословные суммы.
Бесстрашные психи, смотрящие смерти в лицо,
Сдружились с чертовкой за сотню прожитых жизней.
Бессмертным не проще. Им вдвойне тяжело.
Им не дает забытья и покоя каждая тризна.
Ты знаешь их, бесправно похожих на нас,
Как звери, как кошки, их каждая жизнь – попытка
Забыть о законах небес, превратиться в прах…
Но боги безумных кривят свои губы в улыбках.

01:14 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Солнце уходит за край небосклона. Вечер.
Ты целуешь мои ладони –лечишь –
От непрожитого дня сотней сказок.
Это вина. Выпей до дна всё и сразу.
И, прислонившись к плечу, ловишь звезды.
Яд лишь в стихах. А я не пишу прозу.
Ты говоришь о любви – звезды в карманах,
Ниткой сшиваешь мои старые раны.
Солнце уходит в мое невозможное завтра.
Ты нарисуешь его на холсте краской.
И на листе я смотрюсь, как на иконе,
На пол капает кровь с пробитых ладоней.
Только с губ приоткрытых ни крика, ни стона,
Память в душе – гул колокольного звона.
Ты не излечишь меня – я не забуду.
Просто целуй и прощай, как будто мы люди.

00:48 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Поэт как отражение эпохи
Её грехов, пороков… Неврастеник.
Поэты в сути те же скоморохи,
Вот только не умеют петь за деньги.
Слепые короли кривых зеркал!
Им дали сердце и они прозрели.
Но у судьбы голодный злой оскал,
Она подобных душит в колыбели.
Целует их холодные уста,
Сходя с ума от нежности и страсти.
Она не мстит, она сама больна
От вседозволенности и пьянящей власти.
Кто видит сердцем, видит суть вещей
И так легко их складывает в строки.
Они не ждут признания людей,
Им от земного достаются крохи.
Но не жалейте их, они не тут.
Они с рождения в глазах вмещают небо,
В пыли и грязи начав смертный путь,
Они войдут однажды в море света.
И вдруг напишет на листке рука:
«Ты смотришь в зеркало, а видишь – облака».

00:33 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Ты хочешь сказать, что ни капли не любишь?
Да к черту! Не надо! Ведь я не супруга.
Ты хочешь сказать, что ты вовсе не хочешь?
Тогда не меня зови каждой ночью.
Ну? Вышвырни прочь из покоев своих,
Как рвешь каждый день из собственных мыслей.
Я просто другая, ты любишь других,
Сама эта мысль тебе ненавистна.
Ты свет и ты тьма. Ты изгой, господин,
Ты чужд. Ты чудак. Ты израненный хищник,
Что взял за привычку держаться один
За маской десятков имен или кличек.
Ты хочешь ударить больней, и ты бьешь,
Но я не боюсь ни гнева, ни взгляда.
Ты слишком опасен и ты ценишь в грош
Все то, что другим так отчаянно надо.
Ты гонишь и хочешь остаться со мной,
И сходятся силы в жестоком сражении,
Где разум воюет с уставшей душой.
Но это начало. А я – завершенье.

13:33 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Ты мне снилась в облаке рыжих волос,
В фиолетовом платье, расстегнутом настежь.
И я помню свою непривычную дрожь,
Когда ты не сказала привычное: «Хватит».
Ты смеялась навзрыд, ты боялась рыдать,
Ты сцепляла наши холодные руки
В неразрывный замок, ты хотела отдать
Все что можно, успеть до рассветной разлуки…
Ты просила забыть или помнить всегда,
Я не знаю, о чем ты меня попросила.
Только знаю, что я ничего не должна,
Потому что ты мне просто приснилась.
Потому что не жду тебя в своих снах,
Как не жду в этой жизни. Я разучилась
Верить в то, что дождусь. Только страх -
Подозренье, что это я тебе снилась.

00:28 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
В обед на работе от кризисной скуки,
Я взял да прочел объявленье в газете:
«Отдам свои чувства, но в добрые руки».
Бывают же дуры такие на свете!
И черт же ведь дернул, набрал этот номер,
Четыре гудка отсчитал ожидая,
Мне голос ответил, так странно знакомый,
Так словно улыбку за трубкой скрывали.
«Вы чувства сдаете?» - спросил я построже.
«Ну я, а вы что же хотите забрать?»
«Допустим, хочу» - тут я был осторожен,
Да мало ли что от таких можно ждать!
«Тогда приезжайте, я адрес диктую.
Да улица, дом и квартира, этаж…»
А я про себя, ведь ничем не рискую,
Но чувства в коробке? Какая-то блажь!
Теснилось в сознании множество мыслей,
Я вышел, доехал, поднялся, зашел.
И весь этот путь был настолько немыслим,
Так будто бы я на свидание шел.
В просторной коробке, заклеенной скотчем,
Дрожало и билось щемящее чувство,
Я нес его бережно, летнюю ночью,
И было так сладко, и было так грустно.
«Не страшно?» - спросил я шальную девчонку.
«В хорошие руки? Нет, я не боюсь».
Она улыбалась, вручила коробку,
Она и я знали, я точно вернусь.

00:24 

добро побеждает зло. что победило, то и добро.

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Принцесса верхом на сенбернаре
Бесстрашно улыбнулась палачу:
«Ну, мы приехали! Ах, вы же нас не ждали…
Да что уж там. Казните. Я прощу».
Старик и он же злобный инквизитор,
Свалился в обморок с дощатого помоста.
Пророк кричал: «Вы будете убиты,
И эти псы вгрызутся в ваши кости!»
Принцесса не смеялась, ждала молча,
В глазах толпы стояли злые слезы,
И кто-то первым крикнул очень громко:
«Она ребенок! Разве же так можно?!»
Палач пожал плечами: «Что с девчонки…»
И с шеи пса сорвал кусок веревки.
И все смешалось в раз: и лай, и стоны,
Она ж была спокойна, вот чертовка.
Уехала верхом на псе принцесса,
Что правда, в той легенде старой?
А инквизитора в заутреннюю мессу.
На части рвали злые сенбернары.

15:31 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Мы племя,
Мы время.
Мы то, что несется,
Мы то, что сорвется,
Мы повесть, мы сказка,
Мы боль и мы ласка,
Мы вера, мы страсть,
Мы свет и напасть,
Мы выходы-входы,
Мы просто дороги,
И мы перекрестки,
Скрещенные кости,
Мы чувства, мы бремя,
Мы пришлое семя,
Мы вечность и мир,
Мы шепот и крик,
Что было, что будет
Подводим итоги.
Мы будто бы люди,
Мы, кажется, боги.

Любовь, как фактор вторичной социализации...

главная