23:56 

одобрям-с

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Меня постоянно с кем-то сравнивают. Нет, мне не обидно, просто я на кого-то похожа, кто-то думал как я, жил, как я, а это странно. А ещё сравнивают мои стихи. Вот это уже сложный вопрос. Я болезненно отношусь к авторским правам и меня шокирует, что кто-то присвоил моё. Да, бывало и такое. :) Под кого я подделываюсь? оч смешно! В своей жизни я подделовалась только под одного поэта - Андрея Белянина, и надо сказать качественно подделывалась, мне поверили. ;) Но это было в рамках шутки начинающей поэтессы.
Теперь мне говорят, что мои песни похожы на "Мельницу", а эпические стихи - на Гумилева. Что я сделала? Послушала "Мельницу", почитала Гумилева и согласилась. Если похоже - я горжусь. Есть очень близкие тексты и обороты, но пусть говорят что хотят! Пишу, как чувствую.
Я хотел запомнить рассвет,
Капли на кончиках умирающих листьев,
Бесконечные поля горицвета,
И поднятый проскакавшим конем вихрь.
Я хотел запомнить высокие сосны,
И грудное журчанье плакучей ивы,
И такую, как только здесь осень,
И болотные травы вплетаемые в гривы.
И прыжки над огнем на Ивана Купалу,
И растрепанный ветром венок у криницы,
Где трава по колено мне доставала,
Где рождались мифы и небылицы.
Я хотел запомнить, припрятать, лелеять…
Что такой была когда-то земля,
Где когда-то я тоже был чародеем…
Я хотел… а запомнил только тебя.

Говорили мне капитаны:
«Слишком мал ты и слишком юн,
Пока время твоё не настало,
Не касайся, мальчишка, струн»
Заходили при штиле в бухту:
Починить свои паруса
И напившись, они прорицали:
«Не приносит удачи корма».
Капитаны – народ не пугливый,
И учится у них чему есть,
Только море меня манило
В бесконечную круговерть.
Прикасаясь к струнам гитары,
Я мечтой заплывал за риф,
Ожидая встретить драконов
Даже зная, что это миф.
А потом мне однажды сказали,
Когда кок был бездумно пьян:
«Знаешь, малый, будь капитаном,
Доведи нас до дальних стран».
Были правы мои побратимы,
Что удача-девчонка глупа,
Только песня моя недопета,
Только манит меня глубина…
И слагая о море баллады,
Я свои поднимал паруса,
Силясь вверить попутному веру,
Нашу жизнь от темна до темна…



23:18 

сколько от меня осталось?

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
А это очень личное, личное с минимальной степенью допуска. Почему? Потому, что это было. Было такое обещание и девушка такая есть. Вспомнила и стихи написались сами собой. А когда-то в моей жизни был переиод, в который родилась эта фраза "Не могу ненавидеть потому, что слишком люблю. Не могу любить потому, что уже ненавижу."
В 16 строчках - самая настоящая я. Такой, какой уже не буду.
Ты станешь взрослой, я, в общем-то, тоже,
Мы все несомненно становимся старше,
И только за гордым «Мария Андревна»,
Я вспомню ласкательно-нежное «Маша».
За строгим лицом и налетом печали
Я буду смотреть сквозь опухшие веки
И понимать какими бы стали
Наши с тобой нарожденные дети.
Помнишь? Я очень давно обещала,
Что посвящу тебе первую книгу,
А «ненавижу – люблю» не бывает,
Бывает только «люблю – ненавижу».
В маленькой, черной, забитой коробке
Я отошлю тебе свое сердце
Вместе с той книгой и подписью робкой:
«Милой, любимой Марии Андревне».

13:48 

в каком бреду я это писала?

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
В мире, где капли дождя, заменяют слёзы,
В мире, где я не нужна, да и ты (в общем) тоже,
Где если бы не было громкого слова на «л»,
Стоял бы невнятный прочерк или пробел.
В грохоте улиц, визг тормозов, стирающий память,
Я бы навряд ли нашла, что оставить,
Выпив глотками невкусный кофе из чашки,
Бросив жеребей: частый, случайный, не частный.
И поскользнувшись, вскрикнуть, но не от испуга,
А оттого, что мы ходим по кругу.
Бросить билет, сесть в электричку добраться.
Сколько тебе тогда было лет? Шестнадцать?
Сейчас многим больше… жизнь странная штука.
Мы не смогли простить ненормальность друг другу…
Вот гляди, как мало от прежних осталось-
Две несложившихся жизни, испорченность, жалость.
В мире прогресса и революций прошедших
Не было места для нас - двоих сумасшедших.
Сегодня почти годовщина, семь лет забывала,
Как я жила тобой, тобою дышала…
И не осталось долгов, посланных свыше,
Я обниму тебя, чувствую, мы дышим…в такт.

13:47 

маюсь дурью

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Наш путь начерчен на ладошках,
Печали, горести, невзгоды…
Но для тебя я буду кошкой,
Не ждущей у моря погоды.
Царапать буду и ластиться,
Подставив когти или брюшко,
Я буду в чёрном или в белом,
Я буду стервой или душкой.
Я буду мучить и лелеять
Травить или травиться ядом,
Я буду ведьмой, буду феей
Я буду раем, буду адом.
Такой, какими не бывают,
Я расцарапаю ладошки,
Смешав пути предназначенья
И заберу любви немножко.
Пока не затянулись раны
Хочу быть для тебя красивой
Побыть хоть две недели с лишним
Влюбленной, слабой и ранимой.
Я буду чуткой и терпимой
И подозрительной немножко,
Но испугаюсь, если спросишь:
«Зачем царапала ладошки?»
Я объяснять тебе не стану,
И слёз моих ты не заметишь,
Жаль заживают мои раны,
Следы мои заносит ветер…

23:26 

дочь княжыча-оборотня...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Когда всё не так, когда дождь не дождь,
А искусный обман слуха,
Когда ты не я, ни жена, ни ночь,
А в душе пустынно и сухо.
Когда нет войны, а родной порог
Посещают треклятые тени,
Меня в дочки зовет, просветленный Дажбог,
В это новое верхнее небо.
Я забуду всё, этот старый дом,
Это первую сонную осень,
Я уйду в хоровод лесных берегинь,
Заплетать весну в свои косы.



Ветер треплет гривы коней,
Что летят по крутым склонам,
И свой танец закончит, бродячая смерть,
Манистовым перезвоном.
Да в туман спешат укрыться они,
Эти древние-косматые тени,
А в руке моей – горсть земли,
Куда Макошь посеяла семя…
И плетет она золотую нить,
Покрывалом укрыты горы,
И я буду молчать, когда хочется выть,
Не дождешься меня ворон.
Черный блеск, в глазах отраженья лун,
Мой путь лежит через ночь,
И нельзя уже ни уйти и не свернуть,
Ведь я велесова дочь…
И седло коня, стремена звенят,
Поддавшись своему слуху,
Поскачу вперед, а вернусь назад,
Что бы стать подгорным духом…


18:16 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Безразлично смотрели скандинавские боги,
Пока я зашивала смертельную рану,
Я зачем-то шептала прощальные строки,
Только войны не плачут перед дверью валгаллы.
Я кричала молитвы и заклинанья,
Ощущая лишь пульс на холодном запястье,
Но молчали жрецы и иноверцы,
И упрямо скрипели корабельные снасти.
И Аллах утешал, а я небо крестила
То ли правой, а то ли левой рукою,
И меня за то небо беззвучно простило,
А тебя по реке отпустила ладьёю.
Пусть достанется конь благородный Эпоны,
Что проводит тебя по пути покаянья,
Только я подожгу пустые иконы,
В них ни лжи, ни почетного знанья…
В погребальный костер я шагну за тобою,
Подобрав покрывало подобно Афине.
И не в этой, так в следующей жизни
Мы найдем в кого верить или сгинем…
как дети богов.

18:08 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Перевод… не удачный, на мой взгляд. Переводить с английского мне не удается, даже собственные стихи…
Я в руке сжимаю браслет, повторяя свое заклинанье,
Эта ниточка, ведьмам назло, растянула наше прощанье.
Из осины и резки ручной, сомкнут он на моем запястье.
Искривленная линия губ – знак порочной, но истинной страсти.
И шагами меряю пол, повторяя свои наговоры,
Несчастливой, левой рукой, на браслет набиваю узоры.
Что ж прости… забери образок и браслет, и своё обещанье,
Я не стану валяться у ног и, увы, не хватит раскаянья.
Мы лишь связаны – древний обряд нас сроднил, как роднятся березы,
Я уйду в берегинь хоровод, заплетать весну в свои косы…

Я нарисую окно на стене,
Чтобы выйти из серого утра,
И в тумане, как в молоке,
Утонуть, иль захлебнуться.
Чтобы будильник опять опоздал
И растянул мгновения ночи,
А на душе – девятый вал,
Только жизнь сраженья короче,
Только упершись руками в стену,
Я смотрю – потолок белеет,
Чем-то тяжелым в окно кину –
Ветер ворвется, сердце согреет…

16:23 

диз...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
может, так оно и лучше?


@настроение: мучительное...

22:41 

будет так...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Вообще-то это песня и если не будет лень я переложу аккорды фонодля гитары. Кто желает, оставьте здесь коммент и она будет посвящена именно вам. Обещаю, что где бы она ни прозвучала или появилась, будет моя личная запись о посвящении…

Этот город застыл в межсезонье пыльных дорог,
Этот город не помнит о том, что было вчера,
Этот город он сам по себе одинок,
Одинок он как ты или как я.
Этот город завяз в беспогодье поздних дождей,
Где зонтом не спастись от ранящих пуль,
Где осталось только стоять и смотреть,
Как на щеке высыхает твой поцелуй.
Этот город заплыл за буйки так далеко,
Манит море в глубь, говорит - приплывем,
Этот город не знал, как спасаться от бурь,
И погиб, претерпев разрушающий шторм.
Этот город зарекся строить мосты,
Разделив рекой в километр свои берега,
Мне действительно больше не надо смотреть,
В горизонт, где темнеет твоя сторона…


@настроение: просмотров 333, мило...

23:07 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Вот это одна из тех самых сказок… Объясните мне, что можно назвать серьёзной литературой?

Жил был на свете маленький кабанчик. Был он весь такой пушистый, милый, с доверчивым взглядом и очаровательно похрюкивал, когда его гладили по мордочке. Он был любитель хорошо поесть, а любопытство его не ограничивалось кладовой и кухней. Часто совал он свой мохнатый пятачок куда не следовало. читать дальше

22:36 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
В волосах твоих запуталась осень,
Инеем застыла на ресницах,
Я спросила: «Чего же ты хочешь?»
«Я хочу вверх к свободным птицам.»
Полутон лимонов и жасмина,
Привкус чая и слоновой кожи,
Для тебя так сложно быть любимой,
Для меня быть нелюбимой тоже.
Капли льда – хрустальные осколки
Вместо крови протекают в венах,
Может кто-то растопить их сможет,
Я сдаюсь… слишком сложно быть первой.

19:37 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Как теоретику изучать физику,
По пестикам и тычинкам – биологию,
Вникать в пушкинскую лирику
И герменевтики терминологию.
Писать в согласовании с правилами,
Говорить, меняя интонации,
А земля и луна лишь шарики,
И поезда пропускают станции.
Меридианами мерить улицы,
Лучи преломлять под градусом,
(Градус же снижать не рекомендуется…
Будем коньяк заедать шоколадом.)
И выходя на встречную полосу,
Верить, что прямые пересекаются,
Вспоминать раннюю молодость,
И никогда не расстраиваться.
И взрослеть поступательно правильно,
И научится вставать с колен,
Даже если жизнь мармеладно-вафельна,
А до утра три десятка проблем.
И состоятельность нас проверяется.
Мы живем по основам генетики,
А судьба такая линейчатая:
Крестики нолики, нолики крестики…

19:32 

так...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Снег растаял, и на асфальте остались следы от ручьев. Плюс семь по Цельсию, самое оно для меня. Волосы растрепались от ветра, и я в очередной раз решила больше ни тратить ни минуты на укладку. С чем родилась, с тем и буду жить. Хотя волосы то у меня каштановые, а сейчас я блондинка (болонка8)) Чёрт меня дернул стать светлой, ну ничего, завтра перекрашусь в рыжий. Я и так рыжая по жизни… Прохожий спросил огоньку, я машинально выловила из кармана куртки зажигалку, тонкую, резную, женскую…
- Будешь? – парень предложил мне сигарету.
- Я не курю.
- А чего зажигалку носишь?
- Это подарок.
Он отошел, а я вертела в руках теплый металл. Сколько раз мне уже задавали этот вопрос? Это подарок… редкий, красивый, ненужный. То, что остается от чувств, когда с них сдернуть оберточную бумагу. Запихнув зажигалку в карман, я остановила маршрутку. Какая разница, что едет она в другой конец города и что я туда не собиралась. Совсем не в моем духе приезжать нежданной в гости, но чего ни случается. Мобильник в сумке надрывался песенкой мамонтенка, о том, что дети не бывают брошенными. Видимо, бывают… Ноги, отвыкшие от шпилек, немного болели. Железные набойки отмечали каждый шаг характерным стуком. Помнится, мне говорили, что нормальных людей постукивание каблучков нервирует. Мне нравилось злить зануд и косолапых, а также всех, кто не осмеливается появиться в обществе на каблуках выше пяти сантиметров. Благо ходить я на них умею, что отмечено не одним восхищенным взглядом со стороны мужчин, и придирчивым со стороны женщин. Не самое знаменательное, но достижение. Нет, я не помешана на ярких тряпках и косметике. Я приветствую удобство и немаркость. Однако, в желании производить эффект своим появлением, не могла, и не могу отказать себе. Какие глупости, какие мысли… Позорно. С моими то знаньями, родителями и образованием я забочусь о помпончиках на сапогах. Я заглянуло в помутневшее зеркальце, поправив прическу, и поймала злых чертиков в зелёных глазах. Так значит, я злюсь, вот откуда такая смелость, такая решительность. Обругав себя, я вылетела из такси на переходе. Выпила крепкий кофе в кафе, приводя мысли в порядок. Но не смогла побороть слабость и тихо расплакалась, уткнувшись в перчатки. Пять лет… Миллионы секунд помноженных на «могло бы» и «почему»… Проснулась та первая, животная злость, когда я осознала, что больше никогда… Бегом по улицам, не обращая внимания на прохожих и ветер в лицо. Мне хватило сил, чтобы добраться до восьмого этажа и разрыдаться упав под дверью. Щелкнул замок и серые, такие похожие (как больно), посмотрели на меня с недоверием:
- Девочка, ты что-то потеряла?
Конечно, она меня не узнала, на похоронах я была ещё брюнеткой с длинными косами, немного полненькой с огромными синяками под глазами. Разве можно узнать меня прежнюю в той стерве, которой я стала…
- Лия? – одними губами прошептала женщина… узнала.
- Я… - короткий всхлип.
Она поняла все без слов, прижавшись друг к другу, мы плакали о том, кто связал нас навсегда, у нас было одно горе на двоих…

23:36 

откровенно говоря...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Руки твои, губы твои,
Что же ты со мной делаешь?
Зачаровываешь и причиняешь боль,
А я была такая несмелая.
На колени встаю у алтаря,
Веруя ли, минуя ли веру?
Я никогда не надену его,
Платье своё, чистое белое.
Стараюсь простить, знаю, прощу,
Я уже не так прежняя,
Не та девчонка любившая тебя,
Не та чуткая, безмятежная.

Прошлая жизнь – частичка меня,
Многое же забыть я сумела,
Только не твои глаза,
Только не твоё тело…
Губы шептавшие: «птица моя»,
А я ручною так и не стала,
Ты приручил бы, но не меня,
Ты уходил, я и не ждала.
Сколько же лет сотен прошло?
Думала, верила: боль затупела.
Улыбка и колдовские глаза,
Что же ты со мной делаешь?!...
11.04.04.
]

@настроение: хм...

23:56 

викинги вспомнились...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Берега, темнеющие за горизонтом…
Что нас ждет: брань или гимн?
Что же вы берега молчите?...
Или плачете по своим?
Наш обычай не строг и не волен:
Или бой, или верная смерть.
Что же ты мне собрала в дорогу?
Ленту иль погребальную ветвь?
Про наветренным склонам несется
Эхо гулкое, крик соловья,
Утопают в рассветном тумане
Берега, берега, берега…

20:54 

если бы ты знала...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Из капелек росы, застывших на ресницах,
Из мягкости волос и запахов весны,
Из первого люблю, последнего «так странно»,
Из нежного «моя», обидного «уйди».
Из книжек про тебя и привкуса ванили,
Шекспировских сонетов, верлибра и вина,
Из дерзкого «хочу» и так боюсь обидеть,
Из 10 на 15 и порванного сна.
Из вязкости воды и солнечного света,
Не повторится вновь с другой такая дрожь,
И этот город , босоногий ветер,
С тобою было правдой и всерьёз…


@настроение: ночной бред... попытки реанимации совести...

18:19 

под действием лекарств...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Джес сжался на кресле, закрыв голову руками. Мне было всё равно, что у него началась ломка, и что дозу следовало снизить. Он не проживет долго, никто из нас не переживет осени… То, что гордо назвали лекарством от депрессии и проблем, убивало меня, Джеса, десятки наших друзей, миллионы незнакомых. Сначала, когда оно только появилось, число несчастных браков и самоубийств сократилось, потом убийства и насилие. Мы молились на Лекарство, он6о спасало от жестокости и горя, казалось, лечило души. За всё надо платить, когда через три года поняли, что спасение являлось наркотиком широкого действия было поздно. Все те, кто уже стал зависим, признавались больными и направлялись в клиники. Но ничто не могло заменить нам Лекарства. Это походило на то, как если бы мы все потеряли самое дорогое. Потом умер первый… не думаю, что он был именно первым, просто так сказали. Нас выпустили на волю, отреклись от нас, бросили на произвол судьбы. Лекарство не лишало разума, оно лишало способности чувствовать, жить полноценно. Нам и только нам продавали его а аптеках, на нас поставили крест, назвали естественным отбором и выкинули, как надоевшую игрушку. Человечество склонно ошибется. Мы потеряли даже способность ненавидеть. Глядя на отрешенное лицо Джеса я приподнялась и подошла к окну. Доза привычно усваивалась моим организмом, в голове прокручивалось прошлое. Я откинула волосы и посмотрела вниз с высоты сорокового этажа. На наше место придут другие… не было страха, когда босые ноги соскользнули с карниза, а истосковавшаяся душа рванулась вверх, к позднему осеннему солнцу, которое восходило над изменившимся миром, изменившимся потому, что в нем не было её…

16:58 

ведь так не должно быть на свете?...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
По синему морю к зеленой земле
Плыву я на белом своем корабле
На белом своем корабле на белом своем корабле
Меня не пугают ни волны ни ветер
Плыву я к единственной маме на свете
Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете
Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете
Скорей до земли я добраться хочу
Я здесь я приехал я ей закричу
Я маме своей закричу я маме своей закричу
Пусть мама услышит пусть мама придет
Пусть мама меня непременно найдет
Ведь так не бывает на свете
Чтоб были потеряны дети
Ведь так не бывает на свете
Чтоб были потеряны дети
Пусть мама услышит пусть мама придет
Пусть мама меня непременно найдет
Ведь так не бывает на свете
Чтоб были потеряны дети
Ведь так не бывает на свете
Чтоб были потеряны дети...



@музыка: эта же...

14:45 

по дороге испытаний...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
...не опускайте любовь до уровня банального секса...


22:14 

мне нравится вот так...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
сидеть в темноте и слушать музыку...
Love till I day?
Don’t be old-fashioned
Take me awhile
Out of depression
Time to exchange
Worries for passion
Hey now!


Любовь, как фактор вторичной социализации...

главная