• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:03 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Физики – лирики,
Нолики – крестики.
- Здравствуй, любимая.
- Вечер, любезная.
Рано ли, поздно ли,
Зимами, веснами,
Забыли и поняли,
Что стали взрослыми.
Бело – не набело,
Кистью ли, мелом,
Черном по белому
Ветром повеяло.
Сладкими, горькими,
Вескими, первыми,
Стихами, минутами
Дерзкими, смелыми.
Начали, бросили,
Крестится, кажется,
Весной или осенью?
Скрещено, связано?
Ладонями теплыми,
Капли соленые,
Вытерли, высохли
Тайны укромные.
Надо ли, мало ли?
Пишу в неизвестность:
- До встречи, любимая.
- Прощайте, любезная.


Отогреть ледяные губы,
Отдохнуть от соленого снега,
Опереться на нежные руки,
Посмотреть и запомнить небо,
Посмотреть и навеки бросить,
Руки-крылья сложить за спиною,
И узнать, что пленяет осень,
А не то, что зовется зимою.
И попасть в сладкий плен объятий,
Что укроет от этого снега,
А ведь раньше казалось проклятьем,
То, что чуть-чуть темнее света.
И укутавшись теплым пледом,
Напиваться горячим чаем,
Просидеть вот так до рассвета
В месте где нет ни ада, ни рая.

Я возьму гитару в руки,
Вспомню старые слова:
«Вот уж год, как мы в разлуке...»
Дрогнет тонкая струна.
Я поэт, немногим боле
Двадцати семи годков,
Я уставший старый воин,
Необъявленных фронтов.
Менестрель? Побойтесь Бога!
Что за чудные слова?
Мне хозяюшка – дорога,
Что звала, звала, звала…
За спиною друг – гитара,
Что со мной искала дом,
Что всегда меня встречала,
Был я пьян или влюблен.
Я поэт, рифмую строки,
Про твои глаза без дна.
На базаре скоморохи,
Рассмешат скорей, чем я.
И пристроившись с гитарой,
Я спою про отчий дом,
Сам, которого не знаю,
Как боец влюбленный в фронт.
Вьется, кружит, увлекает
Вдаль дорога. Пей до дна!
Не жалей о том, что бросил,
Плакать может лишь струна.
Лишь уснет моя гитара,
Встанут все, уйдут домой.
…Бард притих у стойки бара,
Спрятав крылья за спиной…

22:39 

Л.Д.

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Мои пальцы ищут буквы,
Я хочу скорее проснуться,
Ты на шаг поближе к краю,
Ещё шаг – и я теряю…
Шага два – и я туда же,
Дай мне руку – прыгнем сразу?
За одну твою улыбку,
За одну мою ошибку.
Спорим, спорим, спорим, спорим…
Ну, давай же, разве стоит?
Разве ты сейчас со мною?
Не со мной? Значит стоит…
За мою любовь? Что ж, выпьем.
Под ногами почва зыбка,
Твои губы слишком близко –
Не шути со мной так низко.
Оттолкнешь? Да я то знаю.
Ты у края, я у края.
Диким сердце бьется стуком,
Я держу тебя за руку…
Мои пальцы, твои пальцы,
Мне, конечно, жаль, но…
Ты на первый раз прощаешь.
Первый раз? Я улыбаюсь…

22:36 

Л.Д.

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Падает снег. В нем так много нежности,
Словно в первых земных поцелуях.
И я уже навсегда влюблен в девушку,
Которой пока ещё не существует…

22:35 

Л.Д.

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Мои обещания не сбудутся,
Мои мысли забудутся,
Мои слова вне времени,
Хочешь, убей меня.
Мои песни спеты другими,
Почему ты ещё не с ними?
Мои чувства свой век отжили
И теперь зашифрованы кодами,
И теперь под замком.
Ты приходишь в мой дом,
Не стучась, без прощения,
Так как никто как ты не любил меня,
Да и не полюбит уже.
Ты приходишь ко мне,
Ты садишься рядом, и мне становится страшно,
Потому, что ничего из этого мне уже не надо…

20:13 

lock Доступ к записи ограничен

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:56 

хоть вам и не нравятся мои эксперименты

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
написано за 20 мин. даже не перечитывала. не хочу.

Все это слишком похоже на сон, а мои болезненные сны не вяжутся с реальностью. Ты говоришь, что потом не будет ничего. Я не слышу. Я могла бы, но ругань на улицах и ветер, что рвет занавески в клочья, звучат громче, чем самый отчаянный крик. Это все уже давно заменило мне звуки ударов собственного сердца. Я порой удивленной прикладываю руку к груди, чтобы почувствовать, что оно ещё там, что оно живое.
…это шепот, прямо в губы,
Говоришь, а я не слышу,
Перебранки, крики, трубы,
Ветер занавесь колышет,
Отделившую меня от мира.
Вся судьба, как на ладони,
Я расстанусь с нежной лирой,
Припаду к святой иконе.
Попрошу простить за пошлость,
Ту, что строки рифмовала,
Я забуду, если хочешь.
Я забуду, разве мало?
Ветер занавесь колышет,
Разделяющую вечность,
Тихо спрыгнуть, не услышат.
Шаг длинною в сантиметры…
Нет, с прыжками придется подождать. В конце концов, у тебя, а у меня своя жизнь. Ненавижу я такие последние встречи. Не могу смотреть на тебя. В голову лезут обрывочные фразы, сами по себе не имеющие значения. Знаешь, что срифмовать можно что угодно и оно будет иметь смысл? А вот смысл жизни надо искать в прозе. Как там у классиков?
Не ищите правды на земле.
На дороге счастью не валяться,
Не валяется оно, увы, в грязи,
И бесплатно не старается отдаться.
Счастье зло, изменчиво, надменно,
Ходит гордо, в платье темно-синем,
По канату и с рукой у сердца,
Уподобившись крылатым арлекинам.
Остановится и горько рассмеется,
Чтоб мы поняли, что стали много старше.
Прыгнет и, конечно, разобьется,
Для любви такой священно-падшей…
Если люди придумали Бога, то он был им нужен. Я не верую, но все же… всегда есть кто-то кто привык отдавать себя на благо будущего. Человечеству всегда нужны жертвы. Хочется пристрелить того, кто заявил, что мы грешны. Чем? Уже своей жизнью на земле мы святы. Мы часто живем больше 33 лет, у нас нет настоящей веры, но мы страдаем. И не час-два, а годы. Любовь – совокупность химических процессов? А любовь к Человеку? Случайная реакция? Такого не бывает, а я доверяю Менделееву. Так почему мы страдаем за то, что дано свыше?
Придумай мне другую роль,
Спиши в случайные подруги
И пригласи на новый год,
Чтоб не пошли косые слухи.
Мы выпьем, вместе посидим,
Не веря, что пора расстаться,
Мы просто вместе помолчим:
Тебе – шестнадцать, мне – семнадцать.
Мы слишком верили в себя,
Но видишь, все уже решили.
Мы не семья и не друзья…
Нас бог простит, ведь мы любили…
Путь человека к себе начат давно, только пути занесены январским снегом, а надписи на указателях стерлись за давностью лет. А в пропуски из шести клеточек, я могу вставить лишь одно слово. Ведь вначале было не слово, вначале была любовь. Это потом появились слова, чтобы говорить о ней…
Не приходи сегодня ночью и не своди меня с ума.
Чего ещё, мучитель, хочешь? Чего? Я аду отдана.
Зачем распахиваешь крылья, садишься и глядишь в окно?
Иль ты теперь освоить хочешь, мое простое ремесло?
О, нет. Прости, не все так просто. Не просто очень начинать.
И напрямик давать советы, что Он запишет, что б не спать.
Нельзя поддаться робким чувствам, иметь вполне невинный вид.
Быть музой – целое искусство. Тебе оно ещё претит?
Пойми, цена за ад ничтожна, но надо быть в Него влюбленной,
Чтобы принять благословение строкой, где названа иконой…


21:20 

эксперимент

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Она танцует для тебя.
Её движения пугливы и дики,
Словно ветви ивы
У придорожного ручья.
Её запястья гнут браслеты.
Бровей раскосая дуга
Пленит. Но как она напряжена,
Когда бедой звенят монеты,
Когда поймав призывный взгляд
Она останется покорной
И, распрощавшись с жизнью горной,
Оденет праздничный наряд,
Склонит колени пред тобой.
Она раба и ждет приказа,
Того единственного раза,
Ну, в потом со скал – в прибой.
Чуть-чуть дрожит её рука,
Она бледна и молчалива,
И косы, словно нитья гривы
Степного, дикого коня.
Но взор её остался гордым:
Она готова на позор.
Дитя ветров, рожденье гор
Не покорится южным ордам.
Она легка. Кружатся тени
В плену воздушного шатра,
Послушны отблескам костра.
Приют последний унижений.
В плену невыданных рыданий
Немного тонок контур губ.
Она, как нерадивый шут,
Тут в ожидании взысканий.
Ты ждал её, как возрожденья,
Но отпустил, окончив спор
С собой; поймав невидимый укор
В одно, последнее мгновенье.
И в благодарность – кроткий взгляд,
Она коснется губ губами…
Лишь ветерок, потухло пламя.
Она уехала в закат…

Недаром в языке рифмуются слова
И создают чарующие ритмы,
От сложности которых кружится голова
И выдает простые алгоритмы.
Не зря же кровь рифмуется с любовью:
Без первой явно не бывать второй,
А вместо «спорят», услыхаешь «вторят»,
А место «стой» послышится «долой».
В значеньях слов лежит глубокий смысл.
Их создавали наши предки не с проста,
А для того, что бы делиться мыслью
И дать всему на свете имена,
Чтобы уже не перепутать Машу с Дашей
И со стола не пересесть на пол,
Не говорить, что младше, если старше
И понимать, что «фол», увы, не «гол».
Словами говорим о самом главном
И просим Бога подарить нам рай,
И рассмеемся, сели кто-то скажет,
Что в скором времени мы перейдем на лай.
Я много писать уже не буду:
Вы это сами сможете понять.
Творить слова, поверьте, очень трудно,
Ну, а ещё сложнее рифмовать.
Ведь весь язык – одно недоразуменье,
И в этом нет уже ничьей вины:
Как ни старайся, хоть при всем желании,
Но не срифмуешь слово «я» со словом «ты»…


02:04 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Делай, что хочешь. Не целуй меня в губы.
Это я не нарочно, я всегда была грубой.
Я всегда была честной, я с тобой поиграю.
Это я не нарочно – я его забываю.
Попроси все что можно, я заочно согласна.
Я тебе благодарна: мне нужна эта ласка.
Не закрою глаза, как когда была с ним,
От того, что мне страшно, страшно станет двоим.
Не хватает тепла для тебя в моем взгляде,
Я такая, прости. Позабудь меня, ладно?
Я уйду пока спишь. Не пиши смски…
Я играла с тобой. Я всегда была честной…

02:00 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Заставьте меня писать. Меня надо постоянно подгонять, щипать и кусать. А то я совсем разленилась. Мне даже до ручки лень дотянуться. Так достали, что не могу больше. Не могу больше!
В буквах - вечность, в буквах – пошлость,
Я никак не стану взрослой,
Я никак не стану верной,
Только знай: ты будешь первой.
В моих строках много лести,
Только мы не будем вместе.
Потому что я такая –
Мне не ада и не рая
Не хватает. Задыхаюсь.
Как случилось? Забываю.
Словно бабочка на пламя…
Я тебя ласкала, раня.
Ты прости, я не хотела.
Прогремело, отболело…

20:33 

Malise

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
С днем рождения тебя.;)) всех тебе благ и радостей. А главное удачи, без неё никак. Так как подарить что-то материальное не могу, подарок будет творческим. Это стихи за последнюю неделю. Осенние. Можешь выбрать любые и я поставлю посвящение. Если, где напечатают, сможешь потребовать деньги за копирайт, который вручаю тебе. 8-) Если понравятся – забирай все. С праздником.
Смысловой натиск при чтении смещайте на окончание.
Я не стану забывать,
Даже если ты попросишь.
Я влюбилась в эту осень,
Я влюблюсь в нее опять.
Я не стану продлевать
Ни мгновения той пытки.
Я способна отвечать
За нелепую ошибку
За попытку жить тобой.
Ты не так уж много просишь –
Позабыть. Но, боже мой,
Я влюбилась в эту осень.


Пригласи меня на чай,
Не забудь сказать: «скучаю».
Как я буду без тебя?
Как я буду, я не знаю.
Робкий взгляд, немой ответ
Прострелил, прошел навылет.
Белый саван и берет,
За спиной раскрылись крылья.
Из-под ног ушла земля.
Мне ли не хватило рая?
КАК Я БУДУ БЕЗ ТЕБЯ?!
как я буду, я не знаю…


Только не лги мне в глаза.
Говори гадости, глупости пошлости.
Если хочешь, то скрывай от меня
И внезапная смерть не станет нарошностью.
Просто я уже так не смогу:
Сломлена, стою на коленях.
Хочешь? Бей! Сильнее! Я жду!
Но не бросай мне в ладони денег.
Я ещё стою хотя бы того,
Чтобы подать мне руку.
Лучше не говори ничего!
Я и так привыкла быть шлюхой.
Мне, наверное, стоит уйти,
Только я сижу на коленях,
Сжавшись в комок без твоей руки,
Под ласковым взглядом немого презренья.

Хм… а это автобиографичное. Редкость, но факт.
Она просила говорить потише,
А я шептала радостную чушь,
Сбиваясь и привстав повыше,
Чтоб в этот омут синий заглянуть
И провалиться. Глупая девчонка.
Я знала, что безумно влюблена,
Но в молодости в чувствах нету толка,
Я их привыкла превращать в слова.
И вот они на клеточках тетради.
Я позабыла? Нет. Увы, и зря!
Над графоманством, жаль, никто не плачет.
(она была с тобою, а не я…)



Тихий шаг, шелест, шепот… Ты слышишь?
По осеннему лесу идет принцесса.
Ни жива, ни мертва, ни любит, ни дышит.
Принесла в южный край ледяной север.
Полукруг лун – бровей, золотая дуга,
Легкий стан, плащ с опушкой из меха.
Все, к чему прикоснется колдуньи рука, –
Замолчит, задрожит и устанет от лета.
И деревья послушно сбросят наряд,
Лишь она прикоснется к опущенной ветке.
Медным, северным блеском косы горят,
Заплетенные в тонкие черные ленты.
Мерным шагом идет она по листве,
Хитрым взглядом манит и просит.
Желтый лист остался в раскрытой руке…
Сном растаяла девушка-осень.

Это по КнК Веры Камшы. Очень люблю эти книги, но стараюсь по ним ничего не писать, а тут понесло. Кто ж его знает почему. Но напечатала. (: Ибо больше этого не сделаю никогда, а скорее сожгу.
Мы принимаем неравный бой
С теми, кто годы назад были с нами,
Он будто назначен самою судьбой,
Чтоб стереть, чтобы выжечь из памяти.
Третью ночь уж не до сна:
Черная птица раскинула крылья,
Кружит и манит. Тугая струна.
Древняя песня сделалась былью.
Четверо. Залпом выпит бокал.
Играем со смертью без карты в запасе.
Пятый. Он просто пришел и призвал,
Зная, что каждый смертельно опасен.
Взгляды-клинки, запах пороха, степь…
Кто-то просит, а кто-то кается.
Всех, кто не встретит здесь смерть,
Ждет осени лик всепрощающий.

А это датировано сегодняшним утром. Вот так вот.
Дело не в том, что выпадет снег
И даже не в том, что мне мало боли.
Мы сменим город, время век,
Квартиры, взгляды и пароли.
Дело не в том, что в висках седина,
Что я от лжи бесконечно устала.
Мир не спасет ни красота,
Ни даже любви ядовитое жало.
Дело не в том, что снится весна –
Девочка в платье, распущены косы.
Нам ведь уже третий день не до сна.
Дело лишь в том, что проходит осень.

могут быть ошибки. печатала быстро. скажите, если что.

01:10 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Ну, небольшой нервный срывчик и я снова начала писать. Не скажу, что совсем ничего не изменилось, просо следующий этап. Понравится или нет судить вам. А пока решила вывесить просто случайные вещи, чтобы уже не пропадать надолго.

Вот этот стих посвящен замечательному автору, а скорее его произведению. Но я по-моему никогда не решусь его подарить. Сделал бы кто это за меня… Просто передал. Очень хочется, так как это редкое исключение – мне самой нравится то, что я написала. Конец, читайте медленнее, авторский совет.

Это была любовь на грани ненависти:
По канату между стенами льда и пламени.
Твои губы дарили иллюзию нежности,
Твои слова причиняли боль, ранили.

Это было повестью, поправшей сюжет,
Мы и сами не знали, чем она кончится,
Ну, уж точно не: «жили долго без бед» -
А пока мы старались забыть одиночество.

Это было как река без моста,
А мы у это реки два берега.
Но люди, как скрипки, прости меня, -
Когда рвется последняя струна,
становишься деревом…
23.07.2005.

А вот с этого произведения, мой творческий кризис сошел на нет. Оно средненькое и неудачное, но знаменательное.

Взведен курок. Направлен в душу,
В слепое, но живое сердце.
Оно ещё стучит, послушай,
Оно тобой болит, поверь мне.

Но час отмечен для дуэли,
Ты выбираешь пистолеты,
Как в тире, я вместо мишени.
Двенадцать па, как кастаньеты

Шаги отмерят каблуки,
Чтоб умереть, захлопнув двери.
И боль до пустоты в груди
От середины чуть левее…
09.2005.

У меня в голове одна осень, но последние стихи будут позже. Сейчас я наберу что-то из старого. Вося, около года назад:

За спиной немой шепот:
«Настоящая королева»!
Выбился золотой локон,
Какое мне до них дело?
За спиной распахнуты двери
И предатели и любимцы
Возле трона сбиваются в кучу,
А в сердцах ледяные спицы.
Впереди лишь мои дети,
Ради них сквозь воду и пламя.
Выбился золотой локон
В отражении с зелеными глазами.
А в душе тупая решимость,
Непокорная жизненной плоти,
Только бы не оступиться –
Самое страшное слезы дочек.
И корона, немного чужая…
Сколькие же за неё пали?
Выбился золотой локон,
Золото опаснее стали.
На войну, на убийство, на смерть…
Предатели приходят и уходят.
Дети наши стоят потерь!
Выбился золотой локон
Из под короны…
28.08.2004.


00:35 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
kantilena, доброго времени суток

00:09 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
могла же и так :weep2: :weep: :weep3: :nope:
а теперь не могу.

Убей меня прикосновеньем шпаги,
Бежащий холодок по тонкой коже,
И я перелистну страницу саги,
Где мы с тобой безумно непохожи,
Где мы на "Линии" и друг напротив друга,
Рука в перчатке чуть дрожит от раны.
А наша беззастенчивая дружба,
Кому-то показалась дико-странной.
И мне так жаль - мы снова на дуэли,
Где я, застыв, тебе подставлю сердце.
И я умру, все ж не успев согреться
В смертельно-синем взгляде иноверца…


23:38 

в тему о бездарности...

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Какие кривые рифмы,
Какие пошлые строки!
К кому-то приходят нимфы,
Творцов вдохновляют боги.
Меня вдохновляет клетка
И взгляд бесконечно синий.
Бесспорно, выпадет решка,
Бесспорно, мы станем другими.
Моя нерадивая муза,
Просила купить сигареты,
Не глядя взяла из пачки,
И стала грезить о лете.
Её холодно слишком зимою,
Она изнежена светом.
Опять поругавшись со мною,
Грозилась обратным билетом.
Курсор и стрелочка «влево»…
Исчезла последняя повесть
О том, как мне надоело.
Нелепо вывела подпись.
В задумчиво-глупую рифму
Вписала начало той фразы,
Где нежно-наивная нимфа
Меня вдохновила на осень…
Но ритм получился неровным,
И снова мы стали чужими,
А если ты очень захочешь,
Обратно впишу темно-синий
В графу с цветом счастья.
Упрямо выбилась строчка,
Из четырех стала пятой,
Пусть нимфа садиться на поезд,
Вернется, а как же, а как же…?

00:12 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Да, я не могу писать. Кризис называется. То что выходит у меня из-под пера надо прямо в топку. Рифмы расползаются в разные стороны. ужасть((( разве это читаемо??!!! это позорно.
Мы не знаем, что ожидает нас после
За гранью ведущей то ли в ад, то ли к богу,
А моя жизнь – это вечная ранняя осень,
Где я служу лишь своему пророку.

Он мой судья и он же моя обвинитель,
Если он скажет, значит тому и быть.
Что значит рай? Пустая, немая обитель,
В которой душе все суждено забыть.

А я не хочу, хочу навсегда запомнить,
Ну, а потом меня хоть на небеса, хоть в ад…
Вечная ранняя и влюбленная осень
И у смерти твой ослепительно-синий взгляд…

22:57 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Думаю будет лучше, если здесь останутся только стихи...

19:11 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
В твоих глазах хрустальный огонек –
Подарок злой, холодной королевы,
А я теперь бескрылый мотылек
Из первой строчки нудного припева.
Зима укрыла шелковым плащом,
И ты сложила это слово «вечность»,
Чтобы заснуть навеки хрупким сном,
И поцелуй принцессы не излечит.
Тебя украла у меня зима,
Но ты не Кай, а я, увы, не Герда,
И только те осколочки стекла
Застряли глубоко, там, возле сердца…

19:10 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
Не умирай, Алиса…
Падают вниз только звёзды,
А мы должны примириться,
С судьбою… ни рано, ни поздно,
С любовью… ни поздно, ни рано,
Прости меня, милая осень,
На сердце осталась рана.
Не говори, если спросят.
Так становятся старше,
Девочка знавшая время.
Зазеркалье тобою покинуто
И принято странствия стремя.
Мы разошлись, как хотели,
Но обещай на прощанье,
Не изменяться, Алиса,
И крепко держи обещанье.
Как сложится? Бог его знает…
Но я при встрече увижу,
Девочку из зазеркалья,
И чудеса станут ближе.
Время меняет беспечно
Серый на ярко рыжий.
И шепотом я повторяю:
Не умирай, Алиса…

00:18 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
пока сидела в инете, что-то накропалась... ошибок, небось, куча, но мне сейчас пофиг...
В моем городе уже осень,
По календарю весна, но ты же знаешь…
Твоей дочери почти восемь:
День рожденье третьего мая.

Мне уже давно не 16-ть,
Я с твоей родней пообвыклась,
Только по привычке разделяю
Год на зимний и осенний циклы.

Все со мной почти не изменилось,
Тот же дом и те ключи-отмычки,
Та кровать, где нам с тобою снились,
И все те же странные привычки.

Что я говорю? Уже не важно…
Я прошу, дай мне немного силы,
Чтобы встать и снова улыбаться,
Удаляясь от твоей могилы…

23:46 

Я, наверно, птица ручная, только вот нет рук для меня...
страдать от того, что ума нет...
впрочем, вполне заслуженно.

Любовь, как фактор вторичной социализации...

главная